Цифровая экономика и защита конкуренции: международные подходы и опыт Бразилии

Цифровая экономика и защита конкуренции: международные подходы и опыт Бразилии
Фото: freepik.com 12.04.2023 1312

С развитием цифровизации значительно усилилась и власть таких техногигантов, как Google, Amazon, Apple, Microsoft и Facebook (запрещена и признана экстремистской в РФ), которые работают не только как посреднические платформы, но и как поставщики товаров и услуг на нескольких рынках. Высокая концентрация цифровой экономики вызывает опасения регуляторов по всему миру и вынуждает их искать новые подходы для разработки оптимального антимонопольного инструментария. Как страны БРИКС плюс могут синхронизировать подходы к регулированию цифровых рынков и каков опыт Бразилии в этом вопросе, рассказал генеральный суперинтендант Административного совета по экономической защите Бразилии (CADE) Александр Баррето де Соуза. 11 апреля он выступил в НИУ ВШЭ в рамках XXIV Ясинской (Апрельской) международной научной конференции по проблемам развития экономики и обществапочетным докладом на тему “Цифровая экономика и защита конкуренции: международные подходы и опыт Бразилии”. Визит генерального суперинтенданта был организован Международным центром конкурентного права и политики БРИКС. Модерировал встречу директор центра Алексей Иванов.

В докладе Александр Баррето де Соуза представил обзор антимонопольных дел против цифровых гигантов в мировой практике и рассказал о решении CADE по недавнему кейсу с сервисом доставки еды iFood. Также были подробно освещены проблемные моменты в работе цифровых платформ-посредников, предоставляющих свою инфраструктуру двум сторонам, которые взаимодействуют напрямую. Это отличает платформы от супермаркетов, где продавцы товаров и покупатели взаимодействуют не друг с другом, а с магазином.

Одной из особенностей цифровых платформ являются сетевые эффекты — явление, при котором увеличение числа пользователей или участников повышает ценность товара или услуги. На цифровых платформах увеличение участников со стороны предложения (например, водители такси) ведет к увеличению спроса (пассажиров) и наоборот: чем больше пассажиров на платформе, тем больше водителей стремится с ней сотрудничать. 

Подобная модель естественным образом может привести к доминированию одной платформы и затруднить выход на рынок новых игроков. Цифровые платформы разрастаются до целых экосистем и предлагают комплементарные продукты и услуги, чтобы увеличить число пользователей. Возникает эффект “победитель получает всё”, когда фирма с большей долей рынка имеет больший объем продаж дополняемых товаров, поэтому ее продукты приобретают большую ценность в глазах потребителей.

“Компании больше не конкурируют в маржинальности, они конкурируют, чтобы увидеть, кто окажется победителем, который получит всё. Это совершенно новое явление для агентов конкуренции”, 

— сказал Александр Баррето. 

Сетевые эффекты цифровой экономики вместе с контролем больших данных приводят к особому уровню контроля рынков, которого не бывает в традиционных отраслях бизнеса. Антимонопольные органы имеют дело с новыми видами антиконкурентных практик, таких как сговоры с помощью алгоритма, “самопредпочтение” платформ, нарушения в использовании персональных данных.

“Что такое платформа? На мой взгляд, платформа — это не компания, не бренд и не продукт. Платформа — это бизнес-модель или бизнес-стратегия, отличающаяся от традиционных методов, используемых крупными технологическими компаниями”, 

— подчеркнул спикер.

Привычный регуляторный инструментарий плохо приспособлен для условий цифровой экономики. Например, стандартные антимонопольные правила, оценивающие "благосостояние потребителей" на основе цен на товары/услуги, неприменимы для оценки рыночной власти цифровых платформ. Кроме того, условия на цифровых рынках меняются стремительно и часто непредсказуемо, что требует более быстрого реагирования.

В антимонопольном сообществе сложился консенсус относительно необходимости регулирования ex ante в качестве дополнения к применению антимонопольного законодательства, чтобы обеспечить возможность для быстрых и эффективных действий со стороны конкурентных ведомств, отметил Александр Баррето.

По мнению генерального суперинтенданта CADE, выявление чувствительных проблем конкуренции в социальных сетях, поисковых системах, маркетплейсах и магазинах приложений даже на этапе диагностики не может быть одинаковым для каждого типа платформы. Регулирование, которое предлагается в качестве решения, отличается еще более существенно. 

“Я думаю, что важно отбросить идею о том, что существует единая система регулирования или единая структура ex-ante для цифровых платформ. Даже если платформы глобальные, может быть, меры, предложенные в США, не решат проблемы в России, Бразилии или Южной Африке. Сейчас все согласны с тем, что антимонопольное вмешательство ex post может быть дополнено, но не заменено регулированием ex-ante. Я считаю, что оба режима могут работать вместе”.

Тему адаптации антитраста к реалиям цифровой экономики продолжил Алексей Иванов. Одним из возможных способов применения конкурентного права в контексте развития цифровых экосистем может стать экоантитраст — метод, разработанный Центром конкурентного права БРИКС совместно с Международным институтом прикладного системного анализа. Экоантитраст использует аналогии и понятия из области биологии и экологии и делает регуляторный механизм более гибким и адаптивным. Эти качества отличают и современные цифровые платформы. 

“Как было упомянуто ранее, платформа — это бизнес-стратегия, а не просто фиксированная, стабильная модель. Это адаптивная стратегия, которая пытается учесть любые отклонения рынка и может меняться в зависимости от времени и среды.  В то же время антимонопольные органы не настолько адаптивны. Закон не предоставляет регуляторам гибкость, приходится следовать определенным схемам”.

С учетом сказанного, Алексей Иванов поднял вопрос о том, насколько серьезно регуляторы БРИКС готовы подойти к преобразованию антимонопольного регулирования и каковы могут быть конкретные действия: “Если мы пойдем в этом направлении, предпочтительнее синхронизировать сотрудничество стран БРИКС на уровне выработки новых принципов антитраста или принять правила в стиле европейского Закона о цифровых рынках (DMA)?”

“Когда мы говорим о странах БРИКС, я вижу, что вполне возможно создать общие руководящие принципы. Не строгие правила, а общие гайдлайны, разработанные с уважением к особенностям разных стран, их культуре и законодательству”, 

— ответил Александр Баррето де Соуза.

Лучшая стратегия для антимонопольных регуляторов — расширять использование инструментов “мягкого права” и комбинировать регулирование ex post и ex ante, согласился Андрей Цыганов, заместитель руководителя ФАС России

Викас Катурия, доцент Юридической школы Университета BML Munjal, напротив, высказал мысль, что принципы — слишком общее понятие.

“Кажется, что легче разработать принципы, чем конкретные правила. “Рынки должны быть честными” — никто не может с этим не согласиться, правда? Но что значит честность в реальности? Чтобы установить, есть ли она на рынке, мне понадобится много специалистов, экономистов, IT-аналитиков. А как быть с вопросами интероперабельности или кибербезопасности?”

Финальный акцент на необходимости развития новых моделей регулирования сделал Тембинкоси Бонакеле, профессор Университета Витватерсранда (Wits), экс-комиссионер Комиссии по конкуренции ЮАР.

“ЕС и Великобритания склоняются к регулированию ex ante, США исходят из концепции защиты прав потребителей. А у нас нет никакой стратегии. Эти страны не предложат нам готовых решений. Мы должны помочь себе сами”.

Конференция проводится ежегодно совместно с ведущими российскими корпорациями, исследовательскими и консалтинговыми организациями. Основные мероприятия XXIV ЯМНК состоятся в Москве с 4 по 14 апреля 2023 года. В рамках тематических направлений XXIV ЯМНК будут представлены и обсуждены доклады о результатах новых научных исследований, отобранные на основе рассмотрения заявок. Наряду с этим конференция будет, по сложившейся традиции, включать экспертные обсуждения наиболее актуальных проблем экономической, социальной, внутренней и внешней политики с участием государственных деятелей и ведущих российских и зарубежных специалистов, а также почетные доклады выдающихся ученых из разных стран мира и ряд ассоциированных мероприятий.

Цифровые рынки  Бразилия 

Поделиться с друзьями