Международный инаугурационный диалог “Борьба с изменением климата в Евразии: углеродные биржи и карбоновое земледелие”

Международный инаугурационный диалог “Борьба с изменением климата в Евразии: углеродные биржи и карбоновое земледелие”
Фото: http://eurasiancarbon.com/ 03.10.2022 313

3 октября Международный центр конкурентного права и политики БРИКС совместно с Международным институтом прикладного системного анализа (IIASA), Центром TALAP и Центром GFC провели Международный инаугурационный диалог “Борьба с изменением климата в Евразии: углеродные биржи и перспективы карбонового земледелия” в рамках Международной недели инвесторов в МФЦА 2022 в Астане, Казахстан.

Модераторами сессии выступили Алексей Иванов, директор Центра конкурентного права и политики БРИКС и Елена Ровенская, директор программы "Развитие системного анализа" в Международном институте прикладного системного анализа (IIASA).

Спикеры:

  • Серик Жумангарин, заместитель премьер-министра, министр торговли и интеграции Республики Казахстан;
  • Айдар Казыбаев, председатель Национального ESG Клуба, генеральный директор Центра зеленых финансов МФЦА;
  • Альберт ван Яарсвельд, генеральный директор, Международный институт прикладного системного анализа (IIASA) (онлайн);
  • Майкл Оберштайнер, директор Института изменения окружающей среды, Оксфордский университет; главный научный сотрудник, Международный институт прикладного системного анализа (IIASA);
  • Прадип Монга, бывший заместитель исполнительного секретаря, Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием;
  • Николай Дурманов, директор, карбоновый полигон "Первый калужский" (онлайн);
  • Абу Бакр Мухаммад, профессор, руководитель департамента электроинжиниринга, Лахорский университет управленческих наук (LUMS) (онлайн);
  • Сауле Молдабаева, директор, Департамент стратегического планирования и анализа, Министерство сельского хозяйства Республики Казахстан;
  • Гульмира Галиева, руководитель, Управление низкоуглеродного развития Департамента климатической политики и зеленых технологий, Министерство экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан (онлайн);
  • У Шухун, профессор, Институт экологии и защиты окружающей среды, Пекинский университет лесного хозяйства (онлайн);
  • Ерлан Сыздыков, эксперт, Центр прикладных исследований TALAP;
  • Клаудио Ломбарди, профессор, Абердинский университет;
  • Рахим Ошакбаев, директор, Центр прикладных исследований TALAP.

Открывая мероприятие, Алексей Иванов упомянул о работе Антимонопольного центра БРИКС по проекту развития отрасли карбонового земледелия. В проект также активно вовлечены члены БРИКС, такие как Китай и Бразилия. 

“Карбоновое земледелие создает углеродные единицы — этот товар актуален уже сегодня, а в будущем будет приобретать все большее значение. Я верю в развитие этой индустрии на пространстве Евразии и в большие перспективы Казахстана в этой сфере”, 

— сказал Иванов.

Производство углеродных единиц сегодня — сравни майнингу биткоинов, на котором способен подняться евразийский регион. Множество целинных земель в Казахстане было заброшено, сейчас они могут превратиться в карбоновые фермы. Это создаст новую индустрию, рабочие места и возможности международной интеграции, убежден эксперт. Тем более, что это еще и социально полезно: фермер получает и заработок, и возможность участвовать в климатической повестке. 

В приветственном слове Айдар Казыбаев отметил масштаб  Международной недели инвесторов в МФЦА 2022, в рамках которой пройдет порядка 50 сессий с участием ведущих экспертов и представителей бизнеса со всего мира.

Альберт ван Яарсвельд упомянул о важности совместной работы с правительством Казахстана по решению проблемы изменения климата и подчеркнул необходимость глобального сотрудничества и взаимодействия в этой сфере.

“Мы предоставляем базу для принятия грамотных политических решений: вовлекаем ученых, обеспечиваем анализ и обратную связь, а также поддерживаем диалог с Казахстаном и Центральной Азией по вопросам климатической повестки и, в частности, развития карбонового земледелия”.

Майкл Оберштайнер отметил, что если придерживаться Парижского соглашения 2015 года и цели удержать рост среднемировой температуры на отметке в 1,5 градуса по Цельсию, то при сохранении нынешних темпов выбросов углерода уже к 2030 году мы исчерпаем лимит по выбросам. А чтобы достичь углеродной нейтральности, будет необходимо поглощать гораздо больше углерода, чем мы выбрасываем в атмосферу. Как полагает Майкл Оберштайнер, агросектор и проекты по карбоновому земледелию должны стать одними из основных драйверов этого процесса. 

Суть карбонового земледелия заключается в улавливании углерода из атмосферы растениями и сохранении его в почве. Практики лесоразведения, лесовосстановления и ревегетации также относятся к этому направлению, подчеркнул Оберштайнер. Все это — попытки вывести на поверхность земли больше растительной биомассы, поглощающей CO2.  Другой метод — депонирование углерода в почву, например, при системе нулевой обработки почвы (no-tillage, от англ. "не вспахивать"), при которой почва не обрабатывается, а ее поверхность для повышения плодородности укрывается специально измельченными остатками растений.

Рынки по торговле углеродными единицами расширяются. Продавцами выступают компании или физические лица, которые реализуют проекты по сокращению или поглощению выбросов углерода. В роли покупателей — компании, которые хотят сократить свои выбросы с целью выполнения обязательств перед инвесторами или производства низкоуглеродной продукции. В этой связи карбоновое земледелие имеет все шансы стать конкурентоспособным бизнесом. Так, при выращивании пшеницы фермер сможет получать дополнительную прибыль с проданных углеродных единиц. 

По словам эксперта, к 2080 году доля бизнеса по снижению выбросов углерода может составить от 2 до 10% глобального ВВП. Карбоновое земледелие — долгосрочная деятельность, которая может приносить доход на протяжении нескольких веков, подчеркнул он. 

"Со временем технологии станут доступнее, рынки будут расти, и мы точно увидим прибыльные проекты по карбоновому земледелию. Конечно, при условии, что они  будут реализованы правильно", 

— отметил Майкл Оберштайнер.

Эксперт сделал акцент на важности компаний-агрегаторов, связывающих различные проекты по карбоновому земледелию. В Казахстане уже есть агрегатор, который собирает углеродные квоты от разных проектов и торгует ими на рынке — подобная система помогает снизить транзакционные издержки для независимых фермеров и проектов. 

Завершая доклад, Майкл Оберштайнер отметил, что Россия и Казахстан, с их обширными территориями и обилием неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения, имеют огромный потенциал для развития проектов по карбоновому земледелию и могут стать лидерами в этой сфере на евразийском пространстве. 

"Так что сейчас самое время развивать карбоновые проекты", 

—  резюмировал эксперт.

Серик Жумангарин в начале своего выступления подчеркнул, что проекты по карбоновому земледелию "требуют меньше инвестиций, но обладают большим совокупным потенциалом секвестрации, чем проекты промышленного улавливания и захоронения углерода".

Крупнейшие экономики мира, включая страны ЕС, США и Китай, активно разрабатывают программы стимулирования своих сельхозтоваропроизводителей к переходу на карбоновое земледелие. Основная идея таких программ заключается в том, что фермеры должны получать вознаграждение либо за сам факт внедрения карбоновых практик, либо за фактически секвестрированные объемы углерода. При этом предполагается задействовать как государственные, так и рыночные механизмы финансирования таких выплат. В последнем случае фермер получает плату за углеродные единицы, т.е. объемы поглощенного углерода, от покупателей, которые могут использовать их для выполнения требований об ограничении выбросов, или, например, для формирования имиджа климат-ориентированной компании.

"Фактически, фермеры становятся производителями еще одного вида продукции: углеродных единиц по сельскохозяйственным климатическим проектам",

— указал Жумангарин. Крупнейшие агрокомпании, такие как Bayer, Syngenta, BASF, уже формируют свои программы карбонового земледелия, предполагающие выплату вознаграждения фермерам за переход на карбоновые практики.

Внедрение методов карбонового земледелия сопряжено с рядом сопутствующих положительных эффектов — от повышения качества воздуха и уменьшения эрозии почв до увеличения биоразнообразия. Так отрасль, направленная на достижение одних целей, позволяет решить ряд экологических и социальных задач, подчеркнул Серик Жумангарин.

Карбоновое земледелие ставит новые задачи и перед селекционной отраслью. Возникает потребность в растениях, обладающих более мощной корневой системой и менее развитой надземной частью, в растениях, которые дают приемлемые показатели урожайности при меньших объемах использования удобрений (крупнейшего источника выбросов закиси азота) и средств защиты растений.

"Таким образом, карбоновое земледелие может сыграть важную роль в реализации целей климатической, экологической, социально-экономической политики, но ставит перед нами ряд задач, которые предстоит решить в ближайшие годы",

— заключил спикер.

Прадип Монга привлек внимание к проблеме опустынивания и деградации (потери жизненно важных ресурсов и плодородия в результате эрозии) земель. Эта проблема актуальна и для Казахстана: 36% земель здесь уже деградировало, 48 млн га пришли в негодность в течение последних 100 лет. Спикер подчеркнул важность социального аспекта в борьбе с опустыниванием: каждые 10 га восстановленных земель создают 2 рабочих места, таким образом, до 2030 года в Казахстане может быть создано порядка 2 миллионов рабочих мест.

Прадип Монга выразил уверенность в том, что Казахстан может стать лидером по восстановлению земель в евразийском регионе и способствовать развитию единого подхода в решении этого вопроса:

“Важно развивать взаимодействие, делиться знаниями и навыками, обеспечивать свободный поток информации и  кооперироваться с другими странами, в том числе с членами БРИКС”.

Вторую панельную сессию “Развитие карбонового земледелия в Евразии” открыл Николай Дурманов. Он рассказал о запущенной в России серии климатических мини-проектов полного цикла. Ученые рассчитывают математические модели эффективности этих проектов, изучают их с помощью наземных сенсоров и проводят аудит.

“Эта сеть мини-проектов учит нас многим вещам и снижает риски, с которыми мы могли бы столкнуться в крупных проектах с большими инвестициями. К тому же неудача с мини-форматом никак никак не компрометирует всю идею. Наконец, мини-проекты помогают в подготовке кадров”, 

— отметил Николай Дурманов.

Абу Бакр Мухаммад рассказал об интеграции цифровых агротек-решений и регенеративного сельского хозяйства в Пакистане, а Сауле Молдабаева отметила, что главным препятствием для внедрения углерод-сберегающих технологий в сельском хозяйстве в Казахстане остается недостаточный уровень финансирования фермеров и их низкая информированность. Одной из эффективных мер господдержки аграриев стала программа инвестиционного субсидирования на возмещение 50% от затрат на приобретение современных систем орошения, подчеркнула Сауле Молдабаева. По ее словам, в стране  будут расширены программы субсидирования приобретения сельхозтехники, современных сортов семян и удобрений, а также программа льготного лизинга.

У Шухун рассказала, какие проекты по снижению выбросов углерода были реализованы в Китае. В частности, она отметила, что Китай первым запустил систему CDM (Clean Development Mechanism, Механизм чистого развития) в 2006 году.  По словам спикера, некоторые компании в Китае активно внедряли стратегии энергосбережения и сокращения выбросов, покупали углеродные кредиты Chinese Certified Emission Reduction (CCER) и привлекли Шанхайскую экологическую и энергетическую  биржу (Shanghai Environment and Energy Exchange, SEEE) в качестве органа по сертификации углеродной нейтральности.

Ерлан Сыздыков поделился опытом сотрудничества с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (Food and Agriculture Organization, FAO) в области развития устойчивого сельского хозяйства. В процессе работы с организацией были выявлены две наиболее перспективные для Казахстана с точки зрения поглощения углерода технологии — сберегающее земледелие с минимальной обработкой почв и технология управления пастбищами. 

“У нас 26-27 млн га пастбищ находятся в состоянии деградации, а использование технологий по улучшению этих земель позволит повысить и объемы поглощенного углерода”, 

— сообщил спикер.

Клаудио Ломбарди отметил, что в настоящий момент происходят одновременно цифровая и зеленая революции, меняющие наше представление о мире и окружающей среде. В этих условиях особую важность приобретают принципы ESG и концепция устойчивого развития, которая является открытой и влияет на разные сферы: экономику, общество и окружающую среду. 

Гульмира Галиева рассказала о национальной системе регулирования выбросов парниковых газов в Казахстане. Страна активно участвует в международных процессах по изменению климата: в 1992 году была принята Рамочная Конвенция ООН об изменении климата, в 2009-м был ратифицирован Киотский протокол, а в 2016-м — Парижское соглашение, в рамках которого Казахстан обязался снизить выбросы парникового газа в размере 15% от уровня 1990 года. Как заявил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, к 2060 году страна достигнет углеродной нейтральности, по реализации данной стратегии скоро будет предложена дорожная карта, подчеркнула Галиева.

В завершение сессии директор Центра прикладных исследований TALAP Рахим Ошакбаев привлек внимание к тому факту, что за последние девять лет в Казахстане "не появилось ни одного доллара от проданных офсетов". 

"К сожалению, углеродная повестка в Казахстане в значительной степени представляет собой карго-культ. Мы просто имитируем форму, а не развиваем реальный бизнес", 

— посетовал он.

Необходимо делать конкретные предложения фермерам, чтобы они понимали, какой им нужен объем инвестиций для проектов по карбоновому земледелию и когда они окупятся, убежден Рахим Ошакбаев. По его мнению, у Казахстана большие перспективы в сфере климатических проектов. Ссылаясь на пример Калужского карбонового полигона в России, который позиционируется как арт-объект, спикер отметил:

"Я надеюсь, через год у нас появится первый полигон на дне Аральского моря, где-нибудь в полосе Северного Казахстана, Центрального Казахстана, на западе нашей страны, и между ними начнется здоровая конкуренция за звание самого креативного".

Участники сессии сошлись в том, что подобные дискуссии должны дать толчок к созданию практического плана по созданию устойчивых экологичных бизнес-моделей для стран евразийского региона и, в частности, Казахстана.

аграрные рынки  Казахстан 

Поделиться с друзьями