Пленарное заседание конференции “Антимонопольная политика: наука, практика, образование”

Пленарное заседание конференции “Антимонопольная политика: наука, практика, образование”
Фото: bricscompetition.org 10.11.2022 556

9 ноября в Сколково открылась VII Международная научно-практическая конференция “Антимонопольная политика: наука, практика, образование”, соорганизаторами которой выступили Центр конкурентного права и политики БРИКС, ФАС России и Фонд “Сколково”.

На пленарном заседании на тему “Антимонопольное регулирование в современных условиях” эксперты, ученые и представители конкурентных ведомств из разных стран обсудили вызовы, с которыми сталкиваются сегодня антимонопольные органы, а также последствия изменившихся условий конкуренции на товарных рынках и способы повышения эффективности конкуренции и устойчивости экономики. 

I Часть заседания

Модератором I части заседания выступил Сергей Пузыревский, статс-секретарь – заместитель руководителя ФАС России.

В последнее время в России на государственном уровне был принят комплекс мер, направленных на обеспечение стабильной работы внутренних рынков, недопущение товарного дефицита и поддержку бизнеса, отметил Максим Шаскольский, руководитель ФАС России. Он упомянул о механизмах “ответственного ценообразования”, которые ФАС и торговые сети разработали для недопущения роста цен на продукты. В результате в 11 федеральных торговых сетях удалось снизить средний уровень наценок с 22% до 7,5%. Кроме того, велась работа по защите потребителей от злоупотреблений на цифровых рынках. ФАС России были рассмотрены дела в отношении крупных цифровых платформ: Apple, Google, Microsoft, Booking. Одновременно удалось мировым соглашением завершить значимое для большого количества российских предприятий дело в отношении компании “Яндекс”.

В феврале текущего года ФАС совместно с крупнейшими российскими компаниями подписали “Принципы взаимодействия участников цифровых рынков”, которые призваны повысить прозрачность и предсказуемость отношений между цифровыми платформами и потребителями их услуг. 

“По предложению ФАС России о необходимости социально ответственного поведения и соблюдения принципов ответственного ценообразования “Яндекс”, Ozon Wildberries ввели различные дополнительные меры поддержки продавцов и покупателей на своих площадках”, 

— подчеркнул Максим Шаскольский.

Глава ФАС также отметил значимость сотрудничества в сфере конкурентной политики в рамках объединения БРИКС. Он напомнил, что летом этого года состоялся 14-й саммит БРИКС, в ходе которого была принята Пекинская декларация. В декларации в том числе отражены задачи по углублению взаимодействия по вопросам конкуренции стран БРИКС, созданию условий для справедливой конкуренции и международного торгово-экономического сотрудничества. 

“Мы рады, что сможем продолжить совместное обсуждение вопросов антимонопольного регулирования в рамках рабочих групп БРИКС по  исследованию вопросов конкуренции на социально-значимых рынках и сфере борьбы с картелями. Хочу отметить важную роль и участие в таких дискуссиях Международного центра конкурентного права и политики БРИКС, деятельность которого направлена на оказание научной и методологической помощи конкурентным ведомствам при проведении совместных исследований социально значимых рынков и продвижении инициатив на международных площадках. Мы активно сотрудничаем как формате БРИКС, так и по отдельности с каждой из стран объединения”, 

— заявил руководитель ФАС. 

В условиях перманентного кризиса (permacrisis — новый  термин, названный словарем Collins словом года) простым решением кажется отказ от антимонопольного регулирования. Однако антитраст зародился именно как ответная мера на неопределенность в условиях постоянно меняющейся экономической реальности, напомнил Алексей Иванов, директор Международного центра конкурентного права и политики БРИКС. В свое время Акт Шермана в США конца XIX начала XX в. стал ответом на масштабные изменения, сопоставимые с сегодняшним кризисом.

От знакового дела Standard Oil и синдикатов времен Российской империи начала XX в. Алексей Иванов перекинул мост к идеологии “необрандайзианства” (ее автором был Луис Брандайз, судья Верховного суда США), которая возрождается сегодня. Важный ценностный импульс, который заложил Брандайз, состоял в том, что антимонопольное регулирование работает для структурного переформатирования экономики и развития разнообразия в ней.

В марте этого года был введен трехлетний запрет на проведение плановых проверок, в частности, IT-бизнеса, который сейчас сильно подвержен монополизации, отметил Алексей Иванов. Так же и Америка, проходя через кризис Великой депрессии, использовала механизмы отказа от антимонопольного регулирования. Однако освобожденные от административного контроля монополии не принесли ожидаемого экономического эффекта. В 1937 году президент Рузвельт вернулся к активному антимонопольному применению, по сути, восстанавливая логику брандайзианства и антимонопольного регулирования эпохи Шермана. 

Антитраст использовался как антикризисное решение и в ходе послевоенного восстановления Европы, и в ЮАР для преодоления последствий режима апартеида. Одной из фундаментальных задач антимонопольной политики ЮАР с середины 1990-х было переформатирование экономического пространства с целью вовлечения в экономическую жизнь ранее исключенных или угнетаемых слоев населения. Это большая проблема для всех развивающихся стран, включая Россию.

“У нас один из самых низких уровней вовлеченности людей в предпринимательскую деятельность, очень высокая монополизация экономики и люди по своим ожиданиям и карьерным траекториям ориентируются скорее на работу в больших конгломератах, чем на реализацию собственного предпринимательского потенциала”, 

— подчеркнул эксперт.

Алексей Иванов обратил внимание, что после январского кризиса в Казахстане из-за  резкого повышения цен на сжиженный газ демонополизация экономики и развитие конкуренции были названы президентом страны национальным приоритетом. Неотъемлемая функция антимонопольного регулирования — борьба с текущими проблемами — в каком-то смысле выхолостилась, что видно в отказе от регулирования в важнейшей отрасли цифровой экономики, в сфере оборота интеллектуальных прав и в блокировании экономической активности малого и среднего бизнеса через запрет параллельного импорта, посетовал Иванов. 

“Мы относимся к параллельному импорту как к абстрактному явлению, которое имеет отношение к таможенной сфере, а на самом деле это способ усиления предпринимательской активности малого и среднего бизнеса. Это то, что даст возможность людям выйти из нищеты, как было в 1990-е годы”.

В конце выступления спикер призвал не забывать о недавно внесенной в Конституцию РФ 75-й статье об устойчивом экономическом росте страны и повышении благосостояния граждан. 

“Обеспечение устойчивости — это в том числе борьба с перекосами и  дисбалансами экономики. Для этого антитраст наиболее приспособлен, для этого он и создавался”, 

— заключил Иванов.

Вопрос интеллектуальной собственности в контексте антимонопольного законодательства затронул Игорь Дроздов, председатель Правления Фонда “Сколково”. В условиях запрета доступа к технологиям и отключения от возможности пользоваться книгами, музыкой и облачными программами антимонопольное регулирование может стать фактором реагирования, считает Дроздов. По его словам, несмотря на то, что в Гражданском кодексе РФ элементы такого регулирования присутствуют, “существует общий тезис, что интеллектуальная собственность не может ограничиваться с помощью инструментов антимонопольного регулирования”. Проблема в том, что до сих пор не предложены механизмы, определяющие, что считать злоупотреблением интеллектуальными правами. “Это сложная задача. Было бы здорово, если бы антимонопольная служба смогла сформулировать эти подходы вместе с экспертами”, — считает спикер. 

В продолжение темы Бахыт Султанов, член Коллегии (министр) по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), отметил, что бизнес также переживает непростые времена (последствия пандемии, нарушение логистических цепочек и т. д.) и антимонопольные меры не должны быть карательными. Конкурентная политика должна быть направлена на помощь бизнесу в адаптации к новым реалиям. ЕЭК оперативно применяет комплексные меры по поддержке предпринимательства: снижены ставки ввозных таможенных пошлин, введены тарифные льготы на товары критического импорта, таможенные процедуры эффективно сокращены по срокам. Также прорабатываются вопросы развития импортозамещающих интеграционных проектов в рамках Евразийского Экономического Союза. 

“Основополагающим здесь должно быть участие антимонопольных органов, которые должны не только препятствовать созданию новых монопольных структур, но и обеспечивать недискриминационный доступ потребителей к рынкам товаров и услуг в наших странах”, 

— убежден Султанов.

Игорь Игошин, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по защите конкуренции, отметил, что поддерживает закрепление параллельного импорта как постоянно действующего механизма антимонопольного регулирования для возможного снижения цен и поощрения потребителей. “Однако при этом важно смотреть, чтобы вместе с защитой потребителя мы не отрегулировали законодательство так, что уничтожим само предложение и породим дефицит”, — подчеркнул он.

Алексей Богданов, министр антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь, рассказал о введенном в стране Постановлении № 713 "О системе регулирования цен", которое контролирует распределение добавленной стоимости между всеми участниками рынка. Для производителей порядка 350 товарных групп, которые входят в учетную политику белорусского статистического агентства, любое повышение цены требует обоснования и доказывания соответствующих органов госуправления. Белорусское конкурентное ведомство также ведет работу по совершенствованию законодательства о госзакупках, применению практик референтного ценообразования на лекарственные средства и развитию биржевой торговли.

Марат Омаров, председатель Агентства по защите и развитию конкуренции Республики Казахстан, представил основные направления работы ведомства: новые механизмы приватизации, равный доступ к мерам господдержки и совместная работа с правительством по принятию различных дорожных карт. Глава АЗРК подчеркнул, что президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил перед антимонопольным ведомством новую задачу: поэтапный отказ от ценового регулирования на разных товарных рынках. В частности, уже предлагается поэтапное дерегулирование цен на лекарства. 

О смягчении позиции в отношении параллельного импорта заявил Тадзио Шиллинг, генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ). Он отметил, что хоть Ассоциация долго и выступала против разрешения параллельного импорта в России, “снабжение внутреннего рынка сегодня — понятный приоритет правительства”. 

Густаво Аугусто, комиссионер Административного совета по экономической защите Бразилии (CADE), рассказал о работе на меняющемся ландшафте цифровых рынков. Он отметил, что в регулировании технологических компаний необходимо соблюдать баланс, чтобы не оказать негативного влияния на развитие инноваций. При этом нужно подробно изучать их практики и выявлять возможные злоупотребления. 

“Наиболее распространенный тип антиконкурентного поведения — незаконный преференциальный режим для своих продуктов в своей же экосистеме. Например, выделение для них топовых позиций в выдаче поиска на платформе”.

II Часть заседания 

Модератором второй части мероприятия выступил Алексей Иванов. Он пригласил Тембинкоси Бонакеле, экс-комиссионера Комиссии по конкуренции ЮАР, открыть заседание, подчеркнув важность плодотворного сотрудничества между Комиссией и Центром БРИКС в последние годы.

Уровень концентрации мировой экономики повышается, что приводит к росту социального неравенства. Согласно исследованию, проведенному Комиссией по конкуренции Южной Африки, в большинстве секторов экономики страны доминирует одна или две-три крупных компании, отметил Тембинкоси Бонакеле. При этом особую озабоченность вызывает ситуация с цифровыми монополиями. Спикер призвал учитывать при анализе рынка связь между собственниками акций: 

"Если всего три инвестора доминируют на Нью-Йоркской фондовой бирже, как это влияет на принятие решений этими институциональными инвесторами? Как антимонопольные органы США должны были расценить сделку  Facebook* и WhatsApp? Или недавнюю покупку Twitter Илоном Маском? Как оценить Twitter, который теперь контролируется тем же лицом, которое влияет на развитие рынка электромобилей?”

Отвечая на вопрос Алексея Иванова о том, как можно ограничить рыночную власть игроков, которые приобретают активы в разных секторах, от телекома и медицины до машиностроения, Тембинкоси Бонакеле отметил, что конкурентным ведомствам необходимо смелее принимать экономические решения и трансформировать рынки. Способствовать этому может международная кооперация в рамках самых разных инициатив и организаций, от БРИКС и ЕС до ОЭСР и рабочих групп ЮНКТАД.

Анатолий Семенов, заместитель председателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, вернулся к теме параллельного импорта, отметив, что в большинстве развитых стран режим параллельного импорта действует  в отношении либо 251 страны, либо 30 стран Еврозоны. Россия же с 2012 года разрешала параллельный импорт всего из 4 стран ЕАЭС (Киргизия, Армения, Белоруссия, Казахстан). Нынешние контрсанкционные меры по расширению режима параллельного импорта эксперт раскритиковал, подчеркнув, что они  способствовали формированию “токсичной и коррупциогенной правовой среды, подрывающей доверие к государственной власти”. По его мнению, необходимо отказаться от политики защиты иностранных инвестиций и поддержки локализации производства в РФ при помощи мер нетарифного регулирования. Также следует установить в стране международный принцип исчерпания прав и учредить институт Уполномоченного при президенте по интеллектуальным правам.

Вопрос интеллектуальной собственности в контексте антитраста затронул и Арул Джордж Скариа, доцент Национальной школы права Университета Индии. Он рассказал о недавнем деле Комиссии по конкуренции Индии против швейцарской фармкомпании Vifor, владеющей патентами на лекарство для лечения пациентов с дефицитом железа. Заявитель пожелал сохранить конфиденциальность, но из аргументов сторон стало ясно, что Vifor злоупотребляла доминирующим положением посредством ценовой дискриминации: предлагала этот препарат госзакупщикам по более низкой цене, чем отдельным потребителям. К тому же компания, похоже, отказала в лицензии третьим сторонам, пытающимся либо произвести, либо импортировать этот препарат.

“Защита интеллектуальной собственности — это лишь средство для развития креативности и инноваций, а не самоцель”, 

— напомнил эксперт.

Акцент на специфике российских сделок M&A сделал адвокат Денис Гаврилов, к.ю.н., заместитель заведующего кафедрой конкурентного права Московского государственного юридического университета имени О.Е Кутафина (МГЮА). Количество сделок по слиянию и поглощению существенно возросло в связи с передачей бизнеса транснациональных компаний российскому менеджменту или местным конкурентам. 

“Если в прошлом году мы оценивали горизонтальные слияния со всем множеством антимонопольных инструментов, то сейчас ставим другие вопросы: поможет ли сделка сохранить рабочие места и важные технологии в стране, а также продолжить исполнение контрактов с российскими потребителями?” 

— отметил Гаврилов. Эти вопросы не исключают учета привычных факторов при анализе, но в сегодняшних обстоятельствах видится нецелесообразным запрещать подобные сделки, полагает он. 

Цзя Кай, доцент Школы по связям с общественностью и администрации Китайского университета электронных наук и технологий (UESTC), представил обзор мер регулирования цифровых платформ в Китае. Эта работа осуществляется сразу несколькими ведомствами, полноценную кооперацию которых еще предстоит наладить. 1 марта 2022 года вступили в силу Положения о регулировании алгоритмических рекомендаций при оказании информационных интернет-услуг – они требуют от операторов вносить в систему данные об используемых алгоритмах: наименование, тип, область применения. Администрация киберпространства Китая (CAC) уже опубликовала список из 30 приложений, операторы которых предоставили информацию об используемых алгоритмах вместе с кратким описанием их назначения. Однако алгоритмы настолько сложны, что для их анализа ведомству необходима совместная работа со специалистами по кибербезопасности, отметил Цзя Кай. 

О регулировании цифровых платформ в России со стороны бизнеса высказался Виктор Топадзе, директор по юридическим вопросам Avito. Он упомянул резонансный кейс “Яндекса”, связанный с предоставлением этой компанией преимущества собственным сервисам. Заключенное в итоге мировое соглашение между ФАС, “Яндексом” и онлайн-сервисами, включая Avito, — “эффективный инструмент, который позволил подключиться к новым форматам выдачи поисковой системы”, считает Топадзе. Заявители по делу подтвердили, что “Яндекс” сделал все, чтобы устранить дискриминацию в своей поисковой выдаче.

В завершение заседания Алдаш Айтжанов, президент Центра развития и защиты конкурентной политики (Казахстан), поделился опытом антимонопольного регулирования в Казахстане. После январских волнений в стране из-за резкого повышения цен на сжиженный газ правительство и конкурентные ведомства сосредоточились на  сдерживании роста цен, работе по демонополизации экономики и противодействию незаконной концентрации экономических ресурсов. Эти цели обозначил в своем послании глава государства Касым-Жомарт Токаев, заявивший в марте текущего года, что важно “обеспечить честную и открытую конкуренцию” и “навсегда искоренить все искусственные монополии как в экономике, так и в политике”.

*запрещен и признан экстремистским в РФ

параллельный импорт 

Поделиться с друзьями