Директор Центра выступил на круглом столе “Антимонопольное регулирование в условиях цифровой экономики"

Цифровые рынки
Директор Центра выступил на круглом столе “Антимонопольное регулирование в условиях цифровой экономики
Фото: BRICS Centre 11.04.2024 862

С 9 по 11 апреля в Казани проходит Международный круглый стол на тему "Антимонопольное регулирование в условиях цифровой экономики", организованный Антимонопольным центром БРИКС совместно с ФАС России. В мероприятии принимают участие представители конкурентных ведомств стран БРИКС + и международных организаций, а также представители бизнеса, юристы-практики и ученые. В первые два дня мероприятия эксперты обсудили вызовы, с которыми сталкиваются антимонопольный органы в цифровую эпоху. 

Формирование конкурентной среды на цифровых рынках имеет важное значение в связи с постоянно растущим влиянием и рыночной властью цифровых платформ и является одной из ключевых задач, стоящих перед антимонопольными органами всех стран, отметил глава ФАС Максим Шаскольский, открывая мероприятие. 

Цифровые технологии проникают в традиционные отрасли производства, где появляются специальные системы и алгоритмы, нацеленные в том числе на нарушение правил конкуренции, подчеркнул заместитель руководителя ФАС Андрей Цыганов.

“Появляются новые факторы, которые усиливают доминирующее положение компаний на рынке: “цифра”, большие данные, владение программами ИИ и вычислительными мощностями — все это надо учитывать при рассмотрении дел о злоупотреблениях”, 

— убежден замглавы ФАС.

Влияние этих факторов на конкуренцию обсуждалось в контексте регулирования деятельности маркетплейсов. Большая часть доходности маркетплейсов проистекает не от коммерческих операций в чистом виде, а от квазифискальной деятельности, то есть от сбора штрафов, отметил директор Антимонопольного центра БРИКС Алексей Иванов. Так, в 2023 году компания Wildberries получила 78% чистой прибыли (15 млрд руб.) в виде штрафов и неустоек, взысканных с продавцов. Алгоритмы цифровых платформ также могут служить формой прикрытия экономически эксплуатационных практик, ущемляющих права разных участников платформ, от владельцев пунктов выдачи заказов (ПВЗ) до мелких и средних компаний или торговцев.

“Антимонопольное право должно учитывать подобные особенности рыночной власти и меняться, преодолевая закостенелые подходы, которые сформировались в условиях индустриальной экономики,”

— подчеркнул Иванов. 

Ввиду особенностей цифровых рынков не стоит считать решением всех проблем готовящийся к принятию Закон о маркетплейсах, предостерег эксперт. Подобные законы принимаются путем консенсуса и в процессе существенно видоизменяются, теряя многие важные положения. Кроме того, такой закон быстро устареет в стремительно меняющейся реальности. Игроки на рынке смогут обходить многие предписания, потому что главная проблема заключается не в конкретных контрактных условиях, а в новом типе рыночной власти, которую приобрели те или иные экономические агенты.

“Я думаю, что законопроектная работа должна быть направлена в сторону усиления усмотрения антимонопольных регуляторов и давать им возможность учитывать новые явления в своем антимонопольном анализе, выявлять реальную рыночную власть и устанавливать единые правила игры для всех участников рынка”, 

— резюмировал директор Центра БРИКС.

В продолжение дискуссии Надежда Шаравская, начальник Управления контроля социальной сферы, торговли и непроизводственных услуг ФАС, подчеркнула, что ведомство делает ставку на инструменты мягкого права и механизм саморегулирования маркетплейсов. При этом с августа  2022 г. по 12 марта 2024 г. в Комиссию по созданию условий саморегулирования в электронной торговле при Минпромторге РФ поступило в общей сложности 1617 обращений от контрагентов маркетплейсов по вопросам нарушения их прав. 

“Оптимальный вариант решения проблем отрасли — применение механизмов саморегулирования в сочетании с эффективным применением действующего законодательства, которое должно совершенствоваться с учетом меняющихся реалий”, 

— отметила спикер. 

Ирина Филатова, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, член Комитета Государственной Думы по защите конкуренции, озвучила основные претензии к работе маркетплейсов: обилие контрафактной продукции, отсутствие эффективной обратной связи с потребителями, практически безлимитные полномочия платформ, чрезмерные штрафы для продавцов и т. д. 

“Электронные площадки не только закрывают глаза на происхождение товаров, но и сами создают условия для недобросовестной конкуренции. На протяжении 2,5 лет [действия моратория на проверки ИТ-компаний] мы получали жалобы на то, что условия работы с партнерами у маркетплейсов могли меняться по 2-3 раза в день — всё это в одностороннем уведомительном порядке. За это время разорилось огромное количество предприятий малого и среднего бизнеса”, 

— возмутилась депутат. 

Мухамед Хамуков, заместитель руководителя направления по взаимодействию с органами государственной власти компании Ozon, напротив, отметил вклад маркетплейсов в развитие экономики: за последние 10 лет объем рынка электронной коммерции в России вырос в 13 раз, а из 450 000 продавцов на Ozon 64% составляют предприниматели, которые впервые в жизни начали свой бизнес. 

“Озвученные ранее проблемы связаны со стремительным ростом сектора и, конечно же, требуют законодательной настройки. В профессиональной среде сотрудников платформ по этому вопросу уже сложился консенсус”.

Фан Жан, эксперт 2-го антимонопольного департамента Главного государственного управления по надзору за рынком КНР, осветила особенности регулирования маркетплейсов в Китае. Итумеленг Лесофе, эксперт в области цифровых технологий Комиссии по конкуренции ЮАР, рассказал о таком инструменте Комиссии, как  рыночные исследования (Market Inquiries). Такие исследования позволяют рассмотреть всю цепочку создания стоимости товара/услуги и определить, существуют ли на рынке особенности, которые препятствуют конкуренции или искажают ее. На проведение исследования отводится 18 месяцев, а Комиссия в рамках исследования вправе выдать обязывающие предписания по исправлению нарушений.

В рамках  круглого стола также обсуждались вопросы усовершенствования антимонопольного законодательства в условиях цифровой экономики и особенности рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства на цифровых рынках. 

С принятием пятого антимонопольного пакета в российском законодательстве созданы правовые механизмы противодействия злоупотреблениям со стороны цифровых платформ. Положительным событием стало снятие действовавшего в 2022-23 гг. моратория на антимонопольные проверки ИТ-компаний, отметил Альберт Авшарян, заместитель начальника Правового управления ФАС.

“В 2023 году в ФАС поступило порядка 1000 жалоб на действия маркетплейсов. Снятие моратория позволит ФАС в полной мере реализовать положения пятого антимонопольного пакета и защитить права и интересы малого и среднего бизнеса и не допустить картелизации в сфере ИТ”.

О влиянии цифровизации на экономику Египта и вызовах, стоящих перед антимонопольным регулятором, рассказала экономист Конкурентного ведомства Египта Рован Аэль Азиз. В фокусе внимания ведомства проблемы больших данных, определения товарных рынков для цифровых платформ и “убийственные” поглощения в цифровой экономике. 

Опыт судебной практики и глобальные тенденции подтолкнули Конкурентное ведомство Турции к подготовке законопроекта, предусматривающего предварительное (ex ante) регулирование цифровых рынков, сообщила Эсра Кючукикиз, эксперт по вопросам конкуренции Департамента надзора и правоприменения турецкого антимонопольного ведомства.

Дилмурод Аброров, главный специалист отдела контроля торговли в сфере государственных закупок Комитета по развитию конкуренции и защите прав потребителей Узбекистана, представил обзор единой информационной системы Fair Tech, которую Комитет использует для анализа состояния конкурентной среды на товарных, финансовых и цифровых рынках. 

Проблему неэффективности в ряде случаев института доминирующего положения в цифровой экономике поднял эксперт Антимонопольного центра БРИКС Антон Маслов. Многие страны внедрили в законодательство о защите конкуренции альтернативные концепции рыночной власти, такие как Strategic Market Status в Великобритании, Paramount Significance for Competition Across Markets в Германии и Gatekeeper в ЕС. 

“Эти подходы позволяют вовремя реагировать на вызовы новой цифровой реальности”, 

— подчеркнул Маслов.

Эксперт Центра БРИКС Михаил Шихмурадов выступил с докладом “Системные ошибки и слепые следования прецедентам в конкурентном праве”. В частности, экономически бессодержательным эксперт назвал предложение Совета Федерации РФ ограничить расширение онлайн-маркетплейсов, доля рынка которых превышает 25%. 

“Инициатива слепо копирует правила, которые применяются к торговым сетям, в отношении маркетплейсов. Это то же самое, что начать применять правила, разработанные для морских судов, в отношении воздушных”, 

— указал он.

Во второй день мероприятия прошла сессия, посвященная выявлению цифровых картелей. Недостаточная изученность стратегий поведения алгоритмов цифровых картелей, постоянная корректировка и адаптация механизмов их деятельности осложняют борьбу с ними. Согласно исследованию ЮНКТАД, ущерб от картелей для ВВП разных стран варьируется от 0,01% до почти 4%. В среднем картель снижает уровень производства  на соответствующем рынке примерно на 15%. Если принимать во внимание еще не раскрытые картели, эта цифра может вырасти еще в четыре раза, отметил Артур Миннахметов, директор Учебно-методического центра ФАС России в Казани

О цифровых инструментах, которые ФАС использует для выявления картелей, рассказал Олег Дубков, заместитель начальника Управления по борьбе с картелями ФАС. В их числе информационная система “Антикартель” и сервис “Большой цифровой кот”, который умеет автоматически выявлять картельные сговоры.

В Казахстане с 2021 г. применяется поисковая информационная система “Өрмек”, также в тестовом режиме функционирует электронная аналитическая карта состояния конкуренции. В обе системы со временем планируется ввести элементы искусственного интеллекта, сообщил Жандос Сматов, директор Департамента расследований Агентства по защите и развитию конкуренции Казахстана.

Татевик Оганесян из Комиссии по защите конкуренции Республики Армения рассказала, как ведомство борется с картелями и изучает возможности внедрения цифровых инструментов для их выявления. В свою очередь, Ниннарт Гердларппон, руководитель подразделения по расследованиям Комиссии по торговой конкуренции Таиланда, представила обзор систем ценового мониторинга и анализа данных, которые использует для обнаружения и пресечения картелей ее ведомство. 

В рамках мероприятия с докладом также выступил Патрик Ченго, директор отдела по контролю за бизнесом Комиссии по защите конкуренции и потребителей Замбии. Система e-GP позволяет Комиссии проводить мониторинг и выявлять подозрительную активность, такую как необычные схемы торгов и внезапные изменения цен, которые могут свидетельствовать о сговоре.

Важность объединения усилий в борьбе с трансграничными картелями подчеркнула Александра Фельдман, заместитель начальника Управления международного экономического сотрудничества ФАС. В 2020 году Центр БРИКС провел эмпирическое исследование, посвященное борьбе с трансграничными картелями, и выявил проблемы, которые затрудняют работу ведомств в этом направлении. Среди них недостаток опыта проведения подобных расследований, нехватка ресурсов, отсутствие тесных связей с зарубежными коллегами.

“ФАС России имеет более 60 соглашений о сотрудничестве с зарубежными коллегами, что позволяет использовать закрепленные в данных документах различные механизмы взаимодействия, среди которых запрос информации, обмен опытом и практиками, отправление уведомлений, обмен информацией по существу дела, решениям и срокам их принятия. Документы также предполагают проведение совместных обучающих мероприятий, круглых столов”, 

— отметила г-жа Фельдман.

В сессиях круглого стола также приняли участие представители антимонопольных органов Республики Беларусь, Нигерии, Пакистана, Евразийского альянса антимонопольных экспертов и Евразийской экономической комиссии.

цифровые рынки 

Поделиться с друзьями