Пора всерьез поговорить о “шестом антимонопольном пакете”

Пора всерьез поговорить о “шестом антимонопольном пакете”
Фото: Россия 1 22.06.2024 253

20 июня директор Антимонопольного центра БРИКС Алексей Иванов выступил на VII Научно-практической конференции по вопросам, связанным с применением антимонопольного законодательства, которая прошла в Калуге. Мероприятие было организовано калужским УФАС России. В конференции приняли участие представители научного сообщества, центрального аппарата ФАС России, судьи Арбитражного суда Центрального и других арбитражных округов, а также руководители территориальных органов ФАС России. 

В ходе конференции эксперты обсудили вопросы, касающиеся госзакупок, справедливого ценообразования, мер развития конкуренции в регионах,в том числе поддержку малого и среднего бизнеса. Также обсуждались передовые антимонопольные практики и возможность их трансляции в другие регионы. Главное, считают участники конференции, что все это должно работать на потребителя.

“Нужно в первую очередь, чтобы граждане получили справедливые цены на товары, чтобы мы могли обеспечить качественное и прозрачное ценообразование в отношении субъектов естественных монополий, в отношении производителей товаров общего потребления, социально-значимых товаров”, 

— отметил заместитель руководителя ФАС России Сергей Пузыревский.

В своем выступлении директор Центра БРИКС Алексей Иванов коснулся основных проблем российского антимонопольного регулирования, которые должны быть учтены при разработке “шестого антимонопольного пакета”, анонсированного ФАС в апреле 2024 года. Прежде всего, это либерализация механизма частно-правового иска. Такой иск подается в суд физическим или юридическим лицом в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, минуя антимонопольный орган. Это поможет ФАС освободить ресурсы для более тщательного рассмотрения системных злоупотреблений на социально значимых рынках. 

“Институт частного иска может дать новый импульс развитию российского антимонопольного законодательства. Если мы всерьез говорим о “шестом пакете” как о трансформирующем пакете, который может что-то поменять, этот момент необходимо учитывать”, 

— подчеркнул Иванов.

В России институт частного иска по антимонопольным нарушениям плохо развит в силу нескольких причин. В частности, суды крайне консервативно относятся к взысканию убытков, а сам процесс обращения в суд и проведения экспертизы по делу слишком затратен для пострадавших, которыми чаще всего оказываются малые и средние предприятия (МСП) или потребители. 

Решением может стать установление штрафного убытка, который пострадавшая сторона может выбрать, чтобы не доказывать размер конкретно причиненного вреда. В России этот механизм уже действует применительно к нарушениям интеллектуальных прав. Так, пострадавшая сторона либо доказывает в суде размер причиненного вреда, либо использует фиксированную компенсацию, которая может достигать 5 млн руб. за один случай нарушения. 

Проблему нехватки ресурсов для обращения в суд можно решить путем агрегирования ресурсов. В этом смысле институт классового иска, который выстроен, во многих развитых юрисдикциях, выгодно отличается от практики коллективных исков в России. Класс в данном случае определяется по качественным критериям, что позволяет нескольким компаниям или физлицам объединиться для подачи иска, а заявителю — не раскрывать поименно состав группы. Штрафы по таким искам могут достигать серьезных значений. Например, в США возможно тройное возмещение убытков (triple damages).

“Это очень эффективный способ выравнивания диспаритета между монополистами и пострадавшими от их монополистической деятельности. Это позволяет напрямую идти с исками в суды, минуя антимонопольную службу”, 

— отметил Иванов.

В процессуальном смысле важно также дать антимонопольному регулятору возможность приоритизировать дела и формировать повестку: проводить секторальные исследования, проактивно выявлять проблемные кейсы, инициировать расследования. Для этого необходимо обеспечить независимый статус антимонопольного органа по модели Центрального банка РФ, который выведен из состава правительства, самостоятельно принимает решения и не подчиняется органам исполнительной власти, убежден директор Центра БРИКС.

При разработке “шестого антимонопольного пакета” также следует учесть, что в современных условиях рыночная власть может обеспечиваться не столько долей рынка компании, сколько большим количеством других факторов: владением большими данными, технологиями, особым типом позиционирования в той или иной цифровой экосистеме. Всё это дает компаниям возможность оказывать влияние на общие условия обращения товаров. 

Важность такого стратегического влияния уже осознали регуляторы многих стран. В Европе активно модернизируется законодательство, вводятся понятия “strategic market status”, “paramount significance for competition across markets” и другие. Компании с таким статусом не являются доминантами, но имеют решающее значение для рынка. 

“Применение подобных понятий — общемировой тренд. И это говорит о том, что на самом деле количественный критерий доминирования, то есть фактор рыночной доли компании, не должен быть определяющим”, 

— сказал Иванов. 

В завершение выступления директор Центра БРИКС напомнил, что принцип защиты конкуренции закреплен в российской Конституции в разделе об основах конституционного строя. Кроме того, в 2020 году в Конституции появилась статья 75.1 о мерах, которые должно предпринять правительство для обеспечения устойчивого развития. Антимонопольная политика может дать очень интересный инструментарий  для реализации этих целей устойчивого развития, а предпринимательская инициатива, общественное вовлечение, качественные антимонопольные дела — это важные средства балансировки российской экономики, заключил Иванов. 

цифровые рынки 

Поделиться с друзьями